Гарантированный урожай. Станет ли массовым агрострахование в России

Что происходит с этим инструментом субсидирования аграриев и какие новые механизмы предлагают эксперты

Несмотря на частые природные катаклизмы, в России страхуется менее 8% посевов. Сейчас, когда себестоимость зерна и других культур увеличивается на 50%, растет и роль агрострахования. Но для его более массового использования нужно расширять и донастраивать инструментарий, в том числе адаптировать правила для фермеров и небольших хозяйств, отмечают эксперты. 

На восходящем тренде

Современная нормативная база агрострахования берет начало с 2012 года, был вступил в силу отраслевой закон: с того времени государство субсидирует половину стоимости страхового полиса в АПК. С 2019 года в страховой договор стало возможным включать несколько рисков, а с 2022 года начал действовать новый вид страхования урожая – от риска чрезвычайной ситуации (ЧС) и потерь посевов из-за любых природных явлений. Сегодня именно господдержка обеспечивает основной объем страхования отечественных аграриев.

«Агрострахование сейчас становится особенно важным инструментом, так как год обещает быть очень непростым для российской экономики и для государственных бюджетов разного уровня», – считает президент Национального союза страховщиков (НСА) Корней Биждов.

Итоги года

В 2021 году объем российского рынка агрострахования увеличился на 14% и достиг 9,2 млрд рублей, основную долю обеспечило страхование урожая с господдержкой. Третий год подряд рынок находится на восходящем тренде, еще в 2018 году его объем составлял только 3,7 млрд рублей, замечают в НСА.

Согласно планам Минсельхоза, поддержка производителей зерна с 2023 года может быть наполовину сокращена для хозяйств, которые не обеспечивают свои риски страховой защитой. По мнению Биджова, эта мера тоже может привести к увеличению практики использования страхования в растениеводстве.

По итогам 2021 года прирост объемов агрострахования с господдержкой отмечен в 54 субъектах РФ, уточняет руководитель Центра сельскохозяйственного страхования ПАО СК «Росгосстрах» Вадим Константинович. Крупнейшие региональные рынки сконцентрированы на Юге России, в Черноземье и Поволжье, и это прежде всего основные зернопроизводящие регионы: Ставропольский и Краснодарский край, Воронежская область, Тамбовская область, Татарстан, Самарская, Курская и Орловская области, Мордовия.

«Еще одной важной тенденцией 2021 года стало продолжение роста страховых компенсаций аграриям, – заявил президент НСА Корней Биждов. – Страховые выплаты агростраховщиков выросли за год на 85%. Резкий рост страховых выплат связан как с крупными убытками в страховании растениеводства – гибелью посевов в черноземной зоне и Поволжье, – так и с гибелью поголовья на застрахованных животноводческих фермах, прежде всего из-за вспышек опасных инфекций, – АЧС и птичьего гриппа». А субсидии из бюджета, поступившие в страховые компании в порядке оплаты страховой защиты аграриев, в 2021 году выросли на 57% – до 3,6 млрд рублей. 

content image

На один договор страхования в среднем по стране приходится 2,3 тыс. га

Еще 8 миллионов

По данным НСА, количество договоров страхования урожая на условиях господдержки выросло за пять лет более чем в пять раз, до 2,5 тыс. штук в 2021 году, а застрахованная площадь – более чем в четыре раза – до 6,3 млн га, это 7,7% об общей посевной площади в России. 

«В то же время, для полной защиты растениеводства от природных рисков такой охват недостаточен. В том числе и по этой причине законодателями было принято решение о расширении перечня программ, доступных для аграриев», – говорит Биждов, комментируя появление агрострахования с господдержкой от ЧС природного характера. Однако взрывного роста на новый вид страхования в НСА, полагая, что охват им посевов страхованием может вырасти до 7-8 млн га.

Полис страхования от ЧС в несколько раз дешевле, чем при мультирисковом варианте, а получение страховой выплаты упрощено. Но страховой случай наступает, если в регионе, где расположены земли застрахованного хозяйства, будет объявлен режим ЧС. А гибель посевов должна быть подтверждена комиссией по оценке ущерба от ЧС и страховщиком. При страховании с господдержкой от ЧС выплачивается возмещение убытков в пределах стоимости прямых затрат на возделывание каждого погибшего гектара.

Если режим ЧС так и не был объявлен, но в результате природного бедствия потери все-таки возникли, то получить возмещение ущерба можно будет только при наличии полиса мультирискового страхования (она также доступна в рамках системы с господдержкой). В этом случае выплата будет рассчитываться не погектарно, а исходя из того, как снизилась продукция застрахованной сельхозкультуры в целом по хозяйству, уточнили в НСА.

«Мы не исключаем также, что некоторые страховые компании, в случае интереса аграриев, могут предложить дополнительное страхование прямых затрат от риска утраты сельхозкультур и по иным причинам – например, при которых объявляется только районный уровень ЧС», – добавил Биждов. Однако на такой полис господдержка уже не будет распространяться. 

По данным НСА, сейчас страхование сельхозрисков без господдержки применяется в основном в животноводстве, когда предприятия докупают страховую защиту от рисков, которые не входят в единый перечень рисков по стандартному субсидируемому договору страхования. В растениеводстве оно менее распространено. По данным Банка России, в 2021 году, доля договоров без господдержки по всем направлениям агрострахования (и растениеводство, и животноводство) снизилась до 12%. 

content image

Количество договоров, как с господдержкой, так и без нее, сократилось за год более, чем на треть при росте сумм трахования

Мало мотивации

Президент Российского зернового союза (РЗС) Аркадий Злочевский считает, что объемы страхования с господдержкой выросли в связи с ростом потребности сельхозпроизводителей в субсидиях из-за падения доходов. Но сам механизм, считает Злочевский, нужно менять, поскольку «он не отвечает потребностям рынка». Во-первых, получить возмещение практически невозможно – «со стороны крестьян постоянно жалобы», во-вторых, действующий механизм никак не мотивирует инвестиции в посевы, считает глава РЗС.

«Приведу пример. Есть два хозяйства – у одного урожайность 15 центнеров с гектара, у другого – 70. Одно вложило в гектар 10 тысяч рублей, другое – 40 тысяч. Но так как сумма страхового ущерба, то есть компенсация от недобора урожая в связи с погодными условиями, рассчитывается на основании средней величины урожайности по району, то предприятие, инвестировавшее в землю больше средств, получит компенсацию, сопоставимую по объему с первым хозяйством, и в результате полученные им средства не покроют уровень затрат», – пояснил Злочевский.

Многие аграрии согласны с этим утверждением. «Во-первых, сейчас в агростраховании работают законы ориентированные в большей степени на получение доходов страховыми компаниями, а надо поддерживать сельхозтоваропроизводителей. Во-вторых, нет гарантии получения выплаты по страховому случаю – всегда можно найти нюансы, которые в итоге станут поводом для отказа страховой выплаты», – говорит фермер, председатель объединения работодателей Саратовской области Александр Ратачков.

По его словам, господдержка в рамках закона об агростраховании – необходимая мера, но смысла страховаться, «пока не перепишут закон», он не видит. О необходимости доработке нормативной базы говорит и владелец сельхозпредприятий группы «Амбар» Александр Зеньков. «Например, наше хозяйство расположено на левом берегу Волги, которая считается зоной рискованного земледелия, поэтому невозможно найти  страховую компанию, которая согласится сотрудничать, одни отказы. В этом году ввели новый вид, с господдержкой – пока не знаю, буду ли использовать», – сказал он.

Новые варианты

По мнению Аркадия Злочевского, в основу механизма агрострахования стоит заложить, например, испанскую модель, где фермер страхует вложенные в землю средства и в случае гибели посевов получает их полностью. «Это дешевый вид страхования, так как гибель посевов подтверждают местные метеостанции без выезда представителя страховщика. Разумеется, фермеры не заинтересованы в гибели посевов, но из-за неординарных погодных условий иногда просто нет экономического смысла выгонять уборочную технику: по затратам проще оставить урожай в поле», – заметил глава РЗС.

Одним из страховых механизмов, не завязанных на субсидии, является индексное страхование, привязанное к климатическим параметрам. 

Big Data в страховании

При индексном страховании выплаты осуществляются не на основании оценки индивидуального ущерба, нанесенного урожаю или доходу сельхозпроизводителя, а на основании поведения специально построенного индекса. Собирается информация о каждом поле, например, температура почвы и воздуха, осадки, влага в почве, динамика фотосинтеза. С развитием цифровых систем мониторинга и аналитики в АПК, индексное страхование может стать в России популярным, отмечают эксперты. Ранее НСА предлагал включить его в систему господдержки.

В России оно востребовано прежде всего по посевам, требующим заметных вложений на гектар – например, свеклы, овощей или различных нишевых культур. Право на выплату наступает без осмотра посевов, а только по факту, например, засухи или бесснежного мороза. Но здесь есть серьезные ограничения в применении по другим культурам: по словам Корнея Биждова, индекс должен быть точно рассчитан с учетом особенностей и агроклиматических условий, и самой сельхозкультуры. 

«То есть это должна быть целая система погодно-климатических индексов для каждой местности, привязанная к культурам – но ее разработка является достаточно сложной задачей, тем более для нашей страны с ее многообразием условий. НСА уже начал ее решать в рамках программы «Рисковое районирование территории России», но до индексного страхования еще далеко», – добавил он.

В свою очередь Александр Ратачков напомнил про такой мировой опыт как страхование дохода. «Например, если планируется получить 200 млн рублей при наличии определенного плана посева, фермер, заключив страховой договор, должен их получить. И вот такой механизм означает гарантию рентабельности. У нас же таких гарантий сейчас нет, а риски засухи – есть», – заметил он.

Президент НСА пока не видит ясности c организацией в РФ такого механизма: страхование доходов требует устойчивой системы общепризнанных индикаторов – например, биржевых индексов. «Сейчас не время немедленно предлагать что-то новое – серьезная трансформация уже начинается в текущем году в формате внедрения страхования на случай ЧС», – добавил Биджов.

Он напомнил, что любая новая программа должна страхования быть инициирована минсельхозом того субъекта РФ, который заинтересован в защите особых специфических рисков своих сельхозпроизводителей. «НСА уже начал работу по ряду направлений: это страхование интенсивного садоводства, включая страхование качества плодов, и страхование виноградников», – сообщил глава союза.

Залог конкурентоспособности 

Президент крупной канадской агрокомпании Aberhart Farms, которая имеет богатый опыт работы в засушливых районах, Терри Аберхарт на февральской конференции «Где маржа» в Москве рассказывал про опыт канадских фермеров. По его словам, местное правительство участвует в программах страхования урожайности, но есть и другие варианты – например, гарантированного возмещения маржи. Кроме того, предлагается параметрическое страхование, которое предусматривает выбор определенного типа природных явлений, например, засухи или осадков. Развитая система агрострахования является важным стимулом для инвестирования в сельское хозяйство, подчеркнул Терри Аберхарт. 

«У России и Канады похожие почвенные характеристики, климат. В целом мы смотрим, что производственный потенциал с точки зрения почвы и природно-климатических факторов в наших странах очень похожи. Но урожайность в Канаде выше, чем в России. Думаю, разница связана с тем, что у нас применяются передовые агрономические методы, точное земледелие, есть и развитое страхование урожая в Канаде, – заметил эксперт. – Этот менеджмент рисков позволяет нам быть более проактивными, агрессивными, более активно применять какие-то затратные ресурсы, удобрения. Поскольку мы знаем, что это даст возможность повысить урожайность, а страхование в случае чего покроет затраты». 

В российских агрокомпаниях, у которых возможные убытки от неурожая и прочих рисков могут исчисляться десятками миллиардов рублей, считают страхование обязательным. 

Например, как рассказали в пресс-службе ГК «Продимекс», одного из крупнейших российских агрохолдингов, компания страхует различное имущество более 20 лет, причем страховые случаи наступали почти регулярно. В этом году компания планирует страховать, как и ранее, заводское оборудование и сельхозтехнику, урожай и промпродукцию, а также оформляет полисы страхования убытков от перерывов в производстве и по дебиторской задолженности. То есть, большую часть рисков она страхует без господдержки. При этом затруднений с получением выплат при наступлении страховых случаев, как правило, не бывало, заметили в «Продимексе».

content image

С развитием цифровых систем мониторинга в АПК индексное страхование может стать популярным и в России

В связи с ростом числа климатических сюрпризов и самой себестоимости агропроизводства в России, даже при нынешней «несовершенной» системе, в отдельных регионов идет особо активный прирост страхования в АПК.

Например, в Ставропольском крае с учетом страхования озимых в 2021 году было застраховано 22% посевных площадей (697 тыс. гектаров), на него пришлось 24% всей начисленной за год премии в области агрострахования (1,6 млрд рублей). Аграрии Краснодарского края в прошлом году застраховали почти 150 тыс. га посевов с господдержкой на сумму более 270 млн рублей. В 2022 году господдержка агрострахования в регионе составит уже 531 млн рублей. 

Другой пример: в Приволжском федеральном округе, где особенно высоки климатические риски и режим ЧС за последние 10 лет объявлялся ежегодно, в 2021 году хозяйства заключили договоры страхования на площади 1,55 млн га, что на 24% больше, чем годом ранее. Из них 417 тыс. га, – это озимые, застрахованные под урожай 2022 года. На Дальнем Востоке прирост страхования в прошлом году составил 17%, до 418 тыс. га, причем в Приморском крае застраховано 257 тыс. га, или 57% пашни, Забайкальском – 116 тыс. га. или 62% посевов. 

  • Экономика АПК
  • Господдержка