28 ноября 2023

Запчасти: бороться и искать

Как аграрии решают проблему ремонта сельхозтехники

Источник: поле.рф

Запасные части к импортной сельхозтехнике — это настоящий «ночной кошмар» и для агрария, и для дилера. Из-за санкций и разрыва логистических цепочек ждать их можно месяцами — и так и не дождаться, а отложить сев или обработку пестицидами время не позволит. Поле.рф выяснил, как решают проблемы сельхозпредприятия и дилеры западных брендов, включая опции параллельного импорта и собственного производства аналогов.

Запчасти: в активном поиске

Рынок запчастей и сервисного обслуживания сельхозтехники всегда отличался сложностями, а в 2022 году российские аграрии столкнулись еще и с беспрецедентным ростом стоимости ремонта и разрывом привычных логистических цепочек. Александр Алтынов, председатель правления ассоциации дилеров сельскохозяйственной техники «АСХОД»,говорит, чтосейчас ситуация стабилизировалась, но проблем на рынке достаточно.

«По запчастям к импортной технике, которые вызывали наибольшее беспокойство в прошлом году, ситуация в целом стабилизировалась, каналы поставок и логистика стали более устойчивыми, немного сократились сроки поставок, успокоились цены. Тем не менее положение дел не является чем-то зафиксированным и гарантированным, все еще бывают сбои и сложности, неожиданные задержки. Цены напрямую зависят от курса валют, и падение рубля в 2023 году сказалось и на них. Поэтому совет аграриям остается прежним: по возможности загодя заботиться об обеспечении техники необходимыми запчастями», — говорит эксперт.

Фермеры уже успели ощутить влияние неблагоприятной рыночной конъюнктуры на собственном кошельке. Никита Токмаков, фермер и агроблогер из Воронежской области, оценивает увеличение расходов на запасные части в 2–3 раза.

«Расходы на запчасти, по моим оценкам, за последние два года выросли в 2–3 раза, по крайней мере по тем дефектовкам, которые я сейчас получаю. Обслуживать технику стало однозначно дороже. Ряд позиций и брендов ушел с рынка. Им предлагаются альтернативы среди новых игроков на рынке, которые подчас непонятно, как себя покажут. Риски, соответственно, ложатся на того, кто технику эксплуатирует», — считает Токмаков.

Кристина Романовская, глава агрохолдинга «Лазаревское» из Тульской области, отмечает такую же тенденцию и добавляет, что доступность запчастей снизилась.

«Затраты и на ремонт, и на обслуживание техники зависят от курса валют. Из-за того, что импортной техники у нас в хозяйстве 82%, затраты на обслуживание в период с декабря 2022 по октябрь 2023 выросли на 44,2%. Доступность запчастей и расходных материалов находится на уровне 60–67%, сроки поставок остального процента материалов — от 6 недель. Запчасти для машин John Deere и CLAAS сложно найти даже на европейских складах. Плюс 5–8% запчастей сегодня вообще невозможно приобрести», — говорит Романовская.

Коммерческий директор платформы поле.рф Игорь Подобедов подтверждает, что сегодня тема запчастей к сельхозтехнике выходит на первый план. Это наглядно иллюстрирует рост посещаемости профильного продуктового раздела на платформе поле.рф, где можно сравнить предложения разных поставщиков.

«Мы фиксируем кратный рост интереса к теме запасных частей на площадке поле.рф. Так, в период с января по октябрь 2023 года рост посещаемости этого раздела составил 611%, то есть более чем в 7 раз», — рассказывает эксперт.

Надежда Янова, руководитель направления «Сельхозоборудование и запчасти» платформы поле.рф, добавляет, что спрос на запчасти и ремкомплекты будет расти до тех пор, пока не возникнет возможность заполнить рынок новой техникой.

«Сейчас мы испытываем острый дефицит в новой сельхозтехнике, что провоцирует очень высокий спрос на запчасти и ремкомплекты. Дефицит машинного парка нарастает, а так как техника со временем изнашивается, и объем покупаемых запасных частей, ремкомплектов и каких-либо сменных узлов у агрегатов будет неуклонно расти», — отмечает Янова.

По ее словам, по мере насыщения крупных хозяйств новой техникой ситуация может меняться.

«Тогда, возможно, будет небольшой спад по причине того, что идет естественная убыль техники, демонтаж запчастей, перепродажа более мелким хозяйствам, которые на чем-то экономят. Крупные хозяйства стараются избавиться от техники, которая требует больших затрат на ремонт. Они не хотят прерывать цикл производства, останавливать технику на время ремонта, тратить имеющиеся трудовые ресурсы. Им проще купить новую, а старую — продать», — делится мнением эксперт.

«Западные бренды в полноценном формате не вернутся в Россию еще долго» — гендиректор OPTITECH Татьяна Фадеева в беседе с поле.рф

Цены в геометрической прогрессии

Еще в 2022 году «АСХОД» сообщал, что стоимость запчастей выросла на 30–50%, при этом не для всех запчастей есть аналоги. Надежда Янова отмечает, чтодинамика цен на некоторые запчасти в течение последних трех лет показывает рост чуть ли не в геометрической прогрессии.

«Если сравнивать ценовые предложения по некоторым сегментам на запчасти для комбайнов, то в 2021 году запчасть стоила 100 рублей, в 2022-м она стоила 250 рублей, а в 2023-м — уже 400 рублей», — говорит Янова.

Не могут не замечать сложностей и компании, основу бизнеса которых составляют поставки техники. Проблем больше всего у тех, кто специализировался на поставке популярных западных марок.

Денис Гайнуллов, коммерческий директор работающей на этом рынке компании «ОМ Партс» (входит в группу екатеринбургского ТД «Овоще-молочный», занимается обслуживанием иностранных брендов техники, например Case IH), отмечает тенденцию к удорожанию и запасных частей, и новой сельхозтехники.

«Свою лепту вносит параллельный импорт, но дистрибьюторы закладывают в цену свои потери от сильного сокращения продаж новой техники западных брендов прежде всего из-за подорожания: трактор, который ранее стоил, скажем, 10–12 млн рублей, сейчас стоит порядка 25 млн. Подорожание коснулось всей номенклатуры запчастей, но сильнее всего, конечно, тех позиций, которые попали под санкции: гидравлическое оборудование стоит так, как будто произведено для использования в авиации, а не на тракторе», — поделился информацией с поле.рф Гайнуллов.

Надежда Янова обращает внимание на сниженную доступность запчастей, особенно той номенклатуры, которая попала под санкции. Это в первую очередь это электроника, гидравлика, карданные валы, звездочки.

«Торговые предприятия и производители вынуждены прибегать к аналогам из Китая, Турции, Индии и т.д. Производимые ими запчасти чаще всего не соответствуют уровню качества оригинала. И поэтому сейчас на рынке как большой разброс в ценах, так и в качестве, и одно не всегда соответствует другому», — говорит Янова.

Минимизировать простои

По мнению председателя правления «АСХОД» Александра Алтынова, в нынешней ситуации особою значимость приобретает планирование политики обслуживания и ремонта техники.

«Притом, что ситуация с поставками запчастей стала немного лучше, вопросы ремонта сохраняют свою остроту. Есть старые машины, есть редкие модели с небольшой популяцией, и рассчитывать, что запасные части на них будут в постоянном доступе, не приходится, в том числе и по причине их отсутствия и на складах в других странах. В этом случае ожидание может составлять и несколько месяцев. Для таких единиц особое значение приобретает планово-предупредительный ремонт по завершению сезона. В массе своей критических сбоев пока удается избегать», — считает Алтынов.

Денис Гайнуллов акцентирует внимание на том, что одно из важных направлений работы дилерской компании — минимизировать простои проданной техники, что в нынешней ситуации сделать становится очень непросто. Если ранее в компаниях соблюдалось правило максимального простоя в 24 часа, то сейчас подобную оперативность обеспечить возможно далеко не всегда, хотя компании и стараются минимизировать простои, ведь это важно для АПК.

«Например, на мощном тракторе вышла из строя гидравлика рулевого управления. Ждать этот узел через параллельный импорт — порядка 3 месяцев. Но коровам ты не скажешь, чтобы они теперь 3 месяца не ели, и попросить поле кукурузы подождать уборки еще 3 месяца не получится. Выходим из ситуации в том числе и за счет склада, и даже за счет своей собственной техники (у нас есть свои агрохозяйства) — снимаем запчасти с нее, а сами начинаем искать возможности поставки. Также иногда клиенты выручают друг друга, если прямо сейчас одному из них те или иные механизмы не нужны — мы можем временно снять их с одной машины и установить на другую», — рассказывает эксперт.

Еще один выход, по словам Гайнуллова, — искать пути производства запасных частей, налаживать связи с контрактными производителями. Так как многие бренды сельхозтехники не производят некоторые элементы сами, например гидравлику, российские дилеры сегодня могут обратиться к их контрактным производителям, и если устройство не защищено патентом, заказать то же самое или минимально отличающееся изделие.

«Сейчас мы занимаемся как раз налаживанием подобных контактов и импортируем некоторые запчасти, изготовленные по нашим заказам», — добавил коммерческий директор «ОМ Партс».

Когда ситуацию нужно брать в свои руки

Аграрии со своей стороны тоже не пускают вопросы доступности запчастей на самотек. К примеру, фермер Никита Токмаков в 2022 году стал сооснователем сервиса «Агрокомпас», который ориентирован на поиск путей решения вопроса с запчастями.

«Сервис активно развивается. На сегодняшний день у нас больше 9,5 тыс. пользователей, и приложение достигло уже такого уровня известности, что аудитория его растет каждый месяц примерно на 7% просто благодаря сарафанному радио. Это нас очень радует — значит, приложение реально приносит пользу, дает результат. Я сам, например, им пользуюсь, по многим типам дефектовки могу выбрать поставщика запчастей. Сейчас у нас уже больше 2,5 тыс. поставщиков на карте. У кого-то можно заказать и новое, у кого-то б/у в разборе — сейчас это очень востребовано, у кого-то можно заказать и изготовление запчасти, которой не получается найти. Сегмент бывших в употреблении деталей, наверное, и далее будет актуальным — во многих случаях такие запчасти обладают еще очень существенным ресурсом, и их вполне можно использовать. Тем более что альтернатива, заказ оригинала — это сегодня порядка 4–6 месяцев ожидания и, конечно, совсем другой ценник», — поделился с поле.рф Токмаков.

Взять ситуацию в свои руки решили и специалисты ТД «Овоще-молочный»: если на рынке есть проблема доступности импортной техники, надо делать собственную, тем более, что возможности позволяют. У компании уже был опыт подготовки производственных заказов по запчастям и собственная производственная площадка, на которой начали выпускать прицепные агрегаты.

«Когда стало понятно, что нестабильные поставки европейской техники могут внезапно и окончательно прекратиться, мы решили попробовать делать свои машины. Наша команда во главе с главным инженером использовав свои прежние наработки, разработала собственный культиватор DUNIN MaxTill в двух версиях ширины захвата. Он запатентован, и благодаря этой разработке мы стали резидентом „Сколково“. В конструкции используются импортные запчасти (например, фрезы KUHN), но мы стараемся переводить агрегат на отечественные детали. Сейчас объемы производства невелики — в этом году мы собрали 10 культиваторов, и они все проданы. Пока конструкция доводится, оптимизируется, лечатся «детские болезни», но в будущем, я думаю, наш культиватор можно будет производить и серьезными партиями — клиенты им довольны», — рассказал Денис Гайнуллов.

Импортозамещение и риски

Российские заводы постепенно расширяют ассортимент предлагаемых аналогов, но недалеко уходят от традиционной номенклатуры расходников и технически простых изделий, подчеркивает Александр Алтынов. По его мнению,системных проблем на рынке несколько.

«Во-первых, слабый спрос. Цены на продукцию АПК остаются невысокими, затраты аграриев растут, коммерческий лизинг испытывает трудности при текущих ставках. Во-вторых, отсутствие динамики в отечественном предложении новых видов и моделей полевой сельхозтехники. За последние пару лет мы практически не увидели прорывных новинок. В-третьих, играют роль сохраняющиеся высокие цены на технику, каковы бы ни были причины. И в-четвертых, невнятная тактика регуляторов по импортозамещению. Как таковая дорожная карта мер отсутствует, не позволяя аграриям и дилерам выстраивать сколь-нибудь долгосрочную стратегию. Введенные и обсуждаемые мероприятия по ограничению импорта, возможно, создают предпосылки для более комфортной работы производителей техники, но не содержат ответов на вопросы и запросы аграриев», — считает эксперт.

Кристина Романовская соглашается, что с импортозамещением пока не все гладко.

«Процент импортозамещения слишком мал — далеко не всю нужную технику сегодня можно купить. Есть опасения, связанные с проблемами на производствах ГСМ, что может сказаться на работоспособности техники на следующих год. Масла с китайскими присадками не всегда демонстрируют нужные характеристики, также наблюдается дефицит консистентных смазок EP3. Еще одна сложность — отсутствие полноценных аналогов европейской самоходной техники среди доступных к приобретению сейчас линеек российского, белорусского и китайского производства. Также не радует тот факт, что запчасти на отечественную технику не отстают от импортных в плане роста цен», — говорит глава «Лазаревского».

Денис Гайнулловв свою очередь подчеркивает, что проблем рынку добавляют еще и «серые» игроки, которые предлагают запчасти непонятного происхождения и качества, которые по факту могут оказаться вообще неподходящими к технике клиента.

«Нам уже приходилось решать такие проблемы. Например, один из наших клиентов купил „совместимые“ фильтры и получил ошибку по двигателю — экономия тут, что называется, „вышла боком“. Да мы и сами столкнулись с подобной ситуацией, закупив у непроверенного поставщика партию „оригинального“ машинного масла, на которое, кстати, нам показали все нужные сертификаты. В результате лишились 7 млн рублей — поставщик просто перестал выходить на связь. И таких примеров на рынке очень много. Так что для фермера, думаю, имеет смысл ориентироваться на работу с крупными дилерами сельхозтехники — такая компания, даже если поставит клиенту что-то, не соответствующее требованиям, компенсирует клиенту понесенные затраты», — обращает внимание Гайнуллов.

  • Агротехнологии