Обезжиренный экспорт: к чему приведет повышение пошлины на подсолнечное масло

В январе 2022 года ставка превысит 280 долларов за тонну

Экспортная пошлина на подсолнечное масло в январе 2022 года повысится до 280,8 доллара за тонну, что станет максимальной ставкой за время действия этой меры. Вместе с этим продолжит действовать пошлина на вывоз подсолнечника.

Регулирование поставок позволило стабилизировать ценовую ситуацию на внутреннем рынке, однако длительное действие пошлин может привести к снижению инвестиций в агросектор, отмечают эксперты и предлагают альтернативные инструменты поддержки потребителей. 

Парад пошлин

Плавающая пошлина на экспорт подсолнечного масла из России действует с 1 сентября 2021 года. Она введена на один год для стабилизации цен и доступности продукта на внутреннем рынке. Ее размер составляет 70% разницы между базовой (1 тыс. долларов за тонну) и индикативной ценой (среднее арифметическое рыночных цен за месяц), уменьшенной на величину корректирующего коэффициента. Вывозная пошлина на зерна подсолнечника с 1 июля 2021 года составляет 50%, но не менее чем 320 долларов за тонну.

Экспортные пошлины действуют также в отношении рапса и соевых бобов, а на рынке зерновых культур – пшеницы, ячменя и кукурузы. 

Влияние «масличной» пошлины на рынок уже успело проявиться. На фоне рекордного урожая подсолнечника в 2021 году, который вырос на 17% по сравнению с прошлым годом и составил 15,5 млн тонн, экспорт масла снизился на 17% – до 2,5 млн тонн.

По недавней оценке Минсельхоза, активная переработка семян нового урожая и увеличение ставки плавающей экспортной пошлины «способствуют стабилизации цен производителей на подсолнечное масло в России». «Тем не менее рост затрат переработчиков на топливо, логистику, обслуживание оборудования и упаковку создает предпосылки для незначительной коррекции стоимости данной продукции в дальнейшем», – считает ведомство.

По мнению исполнительного директора Масложирового союза России Михаила Мальцева, экспортная пошлина является пока единственным эффективным рыночным механизм для отвязывания внутренних цен от мировых. Это более справедливое решение по сдерживанию роста стоимости на социально значимую продукцию, чем соглашение по заморозке цен, замечает он.

«Повышение пошлины на переработчиках не отразится, потому что в настоящий момент запасы сырья у них минимальные. Прямым последствием повышения пошлины станет снижение закупочной цены на сырье у производителей масличных, – говорит Михаил Мальцев. – В последние месяцы высокие цены на подсолнечное масло в Черноморском бассейне, на фоне рекордного урожая, были обусловлены спекулятивным сдерживанием объемов продаж сырья со стороны аграриев, а не объективной рыночной ситуацией».

В середине декабря стоимость экспортных контрактов с поставкой масла в январе из Черноморских портов опустилась до 1280 долларов за тонну. «Так реагирует рынок на образующийся профицит сырья, и уже началось падение цены на подсолнечник», – говорит Михаил Мальцев. По данным союза, в середине декабря переработчики опустили цены на 1-2 тыс. рублей за тонну, а некоторые – на 3 тыс. руб. за тонну в ожидании дальнейшего снижения цен на масло.

Долгосрочные риски

Однако в долгосрочном горизонте такой инструмент как пошлина может быть неоптимальным, считает Михаил Мальцев.

«Экспортная пошлина – рыночный механизм, позволяющий отказаться от ручного регулирования, но все-таки неоптимальный в долгосрочной перспективе, – говорит он. – Кроме того, необходимо повысить ее эффективность для налаживания активной торговли с дальними рынками Китая и Индии, где требуется выдерживать длительные временные сроки от заключения контракта до фактической поставки продукции к месту назначения».

По мнению эксперта, поддержка потребителей «через цены» должна быть целевая. «Несправедливо за счет средств производителей поддерживать всех потребителей без исключения, независимо от уровня дохода и возможностей. Если не ограничивать доходы переработчиков, и в следующем сезоне попытаться отказаться от экспортной пошлины на масло, или то хотя бы уменьшить ее до 30%. Это простимулирует предприятия наращивать объемы производства подсолнечника, инвестировать в новые проекты, создавать рабочие места, и тем самым способствовать росту доходов населения», – отмечает глава отраслевого союза.

Дополнительные поступления в бюджет от отрасли государство могло бы направить на помощь социально незащищенным слоям населения. «Это было бы более эффективно как для граждан, так и для экономики страны в целом», ­– уверен Михаил Мальцев.

«В моменте» механизм пошлин может быть сравнительно эффективной мерой, если стоит задача «сбить динамику», соглашается исполнительный директор консалтинговой компании «Ринкон Менеджмент» Константин Корнеев. «Однако в более или менее долгосрочной перспективе эти цены она сдержать не сможет: учитывая общую продовольственную инфляцию, просто невозможна ситуация, при которой одни продукты не догоняли бы в инфляционных ожиданиях другие. Если дорожают овощи, дорожает мясо, дорожает хлеб – производитель масла все равно поднимет цену, хотя бы в той же мере, в какой подорожали другие продукты», – подчеркивает он.

Эксперт также солидарен с тем, что длительное действие пошлин не может негативно сказаться на участниках рынка. «Мне кажется, к мерам, которые ограничивают доступность той или иной продукции для возможных рынков, всегда нужно относиться очень осторожно, – уточняет Константин Корнеев. – Они часто ведут к трудно прогнозируемым последствиям, что сказывается как на планировании оперативной деятельности предприятий того или иного сектора, так и на стратегиях их развития».

Во-первых, из-за снижения доходности фермеры могут уменьшить посевные площади под подсолнечником, говорит эксперт. Во-вторых, неопределенность будущих ставок пошлин усложняет финансовое планирование аграриев. «Собираясь кредитоваться в банке, бизнесмен рассчитывает на определенные показатели, а если ставка изменится, может непредсказуемо измениться и рентабельность всего бизнеса. И если крупная, диверсифицированная и устойчивая в финансовом плане компания эти перемены может без больших проблем пережить, то вот небольшие хозяйства и растениеводы средней руки могут ощутить негативные последствия таких колебаний», – добавляет Константин Корнеев. По его мнению, открытый внешний рынок – более предпочтительный вариант. 

Что с маржой?

Отношение к ситуации со стороны фермеров – настороженное. «Это во многом ущемление интересов сельхозтоваропроизводителя. Ограничения влияют на нашу рентабельность, и выпадающие доходы очень велики. Если регулятор продолжит такую политику, в следующем году наша рентабельность, наверное, будет двигаться к нулевой отметке, как по подсолнечнику, так и по пшенице, – говорит директор ростовского фермерского хозяйства «Аврора» Николай Попивненко. – Понятно, что такая пошлина установлена с целью стабилизации цен на подсолнечник и подсолнечное масло на внутреннем рынке. Однако мы ведь видим, что хлеб растет в цене, подсолнечное масло — тоже растет, и закономерно встает вопрос – а правильно ли выбрана политика регулирования?» Фермер обращает внимание на то, что мировые цены растут не только на продовольствие – дорожают ГСМ и другие ресурсы.

Вместе с этим Николай Попивненко оценивает текущие закупочные цены на подсолнечник как «вполне адекватные» – 37-38 рублей за килограмм против 28-30 рублей годом ранее. «Но если с наступлением 2022 года цена упадет, аграриям придется очень тяжело. Благодаря хорошим ценам на сельхозпродукцию за несколько последних лет мы смогли обновить часть техники, построить мощности для хранения продукции. Однако это развитие может остановиться», — рассуждает он.

Крупнейшие производители подсолнечного масла и продуктов на его основе оценивают инструмент как плавающая пошлина, достаточно позитивно. «Цены на растительные масла ориентированы на мировой, а не внутренний рынок. Поэтому некорректно рассматривать пошлину как ограничение экспорта, — отмечает директор по стратегическому развитию ГК «ЭФКО» Владислав Романцев. – Это долгосрочный, предсказуемый и достаточно эффективный инструмент, компенсирующий волатильность мировых цен на растительные масла. Этот сугубо рыночный механизм позволяет заблаговременно прогнозировать, на каких условиях будет работать рынок. Понять, какие закупочные цены обеспечат рентабельность переработки. И как сохранить текущий уровень цен на полке».

По словам Владислава Романцева, условия применения экспортной пошлины позволяют переработчикам сохранить отпускную цену в 95 рублей за литр, а в перспективе – даже снизить ее. «Единственный фактор роста цены – возможное повышение наценки сетей», – добавляет он.

Механизм экспортных пошлины обеспечивает возвращение к доходности растениеводов и переработчиков на уровне 2019-2020 годов, отмечает представитель «ЭФКО». «При этом масличные остаются самыми высокодоходными культурами для сельхозтоваропроизводителей. Они могут смело инвестировать в развитие своих проектов, внедрять современные агротехнологии, в том числе без привлечения заемных средств», – говорит он.

  • Экономика АПК
  • Масличные