«Борьба за рентабельность»: перспективы для аграриев в новой реальности

Эксперты и участники рынка – об экспорте, видах на урожай, планах по развитию и стоимости производства

Стремительно меняющиеся экономические условия вынуждают фермеров решать новые неотложные задачи. И хотя при попытках разобраться в перспективах агрорынка рефреном звучат слова о «полной неопределенности», все же ключевые риски и точки роста эксперты обозначают уже сейчас. Журнал поле.рф собрал основные тезисы с конференции Crop Production Russia 2022.

Противоречивые факторы

На фоне резкого сокращения экспорта черноморского зерна мировые цены на пшеницу в начале марте обновили максимумы за последние 14 лет. «Мир вдруг проснулся и заговорил о продовольственном кризисе, хотя он существует в мире уже два года, – обратила внимание директор по аграрной политике Высшей школы экономики Евгения Серова. – Продовольственные цены росли и будут расти». 

По словам эксперта, для повышательного тренда и до конфликта на Украине было много причин, но сейчас он укрепился. Учитывая, что на Черноморский регион приходится примерно 30% поставок пшеницы и 80% – подсолнечного масла, сбои логистических цепочек будут влиять на продовольственную безопасность по всему миру. «ООН кричит о том, что надо поддержать российский экспорт и ни в коем случае не запрещать», – подчеркнула эксперт.

Экспортные поставки пшеницы из РФ за последние две недели составили 550 тыс. тонн, сообщила директор департамента аналитики Российского зернового союза (РЗС) Елена Тюрина. По ее словам, в этот период Россия выполняла обязательства по ранее заключенным контрактам, в том числе с крупнейшими импортерами зерна Турцией и Египтом. Потенциал поставок на вторую половину сезона (до июля 2022 года) союз оценивает в 10 млн тонн, включая 6 млн тонн пшеницы. Экспортные цены складывается в пользу российских поставщиков: в связи с резким ростом курса доллара на фоне высоких мировых цен конкурентоспособность зерна выросла – пшеница из РФ дешевле на 10-12% мировых, отметила Тюрина. Но реализации потенциала препятствуют логистические проблемы, включая резкий рост стоимости страхования судов, добавила Марина Сидак, независимый эксперт по агробизнесу.

«Складывается интересная ситуация. Мы привыкли всегда смотреть котировку FOB Новороссийск, протеин 12,5%. А она перестала быть релевантной, к сожалению, для нашей торговли, – продолжил руководитель агродивизиона «КДВ Агро» Сергей Братушев. – По факту отгрузки не происходят, и спред между CPT-базисом и FOB Новороссийск начинает нарастать, отражая невозможность нормально контрактоваться, страховать лодки, нормально переваливать, проводить платежи и так далее. Из-за этого у нас 70-80 тыс. тонн зерна не отгружено». 

По его словам, стоит вопрос, что является нормальным ценовым индикатором для экспорта. «Уже несколько дней идут достаточно сложные переговоры, какая цена является справедливой. Думаю, мы все столкнемся с этим в ближайшее время. В России, видимо, будет формироваться свой новый базис», – предположил Сергей Братушев. 

content image

Между тем, по итогам марта Россия может поставить в страны дальнего зарубежья 1,5 млн тонн зерна, прогнозирует гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько. По его словам, почти нет поставок по Азовскому морю, но в российской части черноморского бассейна они продолжаются. Однако этот «ручеек» недостаточен для того, чтобы «закрыть гигантскую дырку в мировом балансе, особенно на рынке пшеницы и кукурузы», заметил Рылько.

Говоря о факторах, которые могут поддержать экспортный спрос в новом сезоне, эксперт обозначил вероятность засухи в Канаде и «по западной периферии кукурузного, пшеничного и соевого пояса в США», а также – неурожая пшеницы в Китае. В РЗС также считают возможным активизацию экспорта в КНР. Но вначале предстоит пройти процедуру сертификации элеваторов и поставщиков, заметил Рылько. 

По мнению управляющего партнера Agrotrend.ru Николая Лычева, трендами в АПК могут стать:

  • Реинкарнация модели импортозамещения и самообеспечения, которая на фоне геополитических и логистических проблем, а также девальвации рубля начнет реализовываться с новой силой;
  • Переход России в технологическую зону Китая из «условно западной» – в области микроэлектроники, техники и ряда других направлений;
  • Резкий рост напряженности продовольственных балансов и снижение уровня продовольственной безопасности в мире;
  • Ухудшение агротехнологий при введении секторальных санкций и уходе компаний-«доноров» технологического трансфера и новейших компетенций;
  • Рост значимости еды в системе политических и экономических ценностей внутри страны.

«Но стоит отметить, что агросектор – самый защищенный из всех в национальной экономике, так как ориентирован на удовлетворение базовых потребностей внутреннего рынка. И государство не даст ему упасть», – оптимистично заметил Лычев.

Ценовые ножницы

По словам Рылько, мировой тренд уже начал влиять на российские цены – например, «достаточно серьезно они скакнули на юге». Рост уже становится заметным в центре и начал распространяться в сторону восточных регионов. «С другой стороны – нет экспортной тяги, и наши внутренние рынки должны были бы пойти вниз, – добавил Рылько. – У нас может возникнуть ситуация с очень большими переходящими запасами в новый урожай».

В свою очередь Тюрина обратила внимание на увеличение себестоимости производства зерна и других базовых сельхозтоваров в среднем на 50%, что будет двигать вверх и отпускные цены. «У нас же было зерно по 21-22 (рубля – прим. ред.). Думаю, мы вернемся, в принципе, к тому уровню», – заметила Тюрина. По подсчетам гендиректора «Щелково Агрохим» (у компании есть свое агроподразделение) Салиса Каракотова, рост себестоимости пшеницы (при урожайности 65 ц/га) вырастет как минимум на 40%. 

Но на конъюнктуру будет существенно влиять динамика внутреннего спроса, указывает Серова: снижение покупательской способности населения будет сдерживать возможности по повышению отпускных цен. 

Ведущий эксперт аналитической компании Kynetec Гор Манукян обратил внимание на важный тренд прошлого года: сельское хозяйство на фоне удорожания продовольствия активно развивалось – «инвестиции росли быстрее цен, аграрии продолжали интенсификацию производства». «А сейчас отрасль не понимает, что будет дальше, – заметил он. – Но есть некоторые шансы того, что рентабельность сохранится на уровне прошлого года, так как многие уже закупились к началу посевной». 

Основная «борьба за рентабельность» начнется, когда придет время новых закупок средств производства, продолжил Манукян. По его данным, прайс-листы поставщиков семян и средств защиты растений (СЗР) увеличиваются в среднем на 20-60% по сравнению с тем, что публиковалось в конце 2021 года. «Условия со стороны поставщиков сейчас ужесточаются. И это требует одномоментно каких-то денег, в нашем случае это потребность пары миллиардов рублей, – подтвердил Сергей Братушев. – Хорошо, что Минсельхоз сделал 100% покрытие по ключевой ставке. Самое главное, будут ли лимиты на краткосрочные кредиты».

content image

На фоне ограничения «импорта технологий» – семян, комплектующих и подобных товаров – регуляторам нужно дать возможность бизнесу пережить сложные времена, аккуратно «сглаживая углы», добавила Марина Сидак. 

Участники отрасли просят ослабить «административный пресс» в этом году – это поможет сельхозпроизводителям снизить расходы и направить больше сил на поддержание своих предприятий «на плаву». К таким возможным решениям гендиректор УК «Продимекс Агро» Алексей Угаров отнес отменену ограничения на перегруз при поставке зерна на элеватор. 

«Это существенно тормозит уборку и мешает нормальной деятельности сельхозтоваропроизводителей вот уже два года, и резко увеличило потребность в транспорте, которого нет. В этом году мы не смогли приобрести новые КАМАЗы. Я предлагаю правительству подумать на эту тему и отложить или, по крайней мере, снять на этот сезон ограничения на доставку зерна с поля», – пояснил он. Представитель агрохолдинга предложил также отсрочить обязательное введение государственных систем прослеживаемости, внесение данных в которые существенно отвлекает трудовые ресурсы.  

Что будет с урожаем

Озимые в стране приближаются к окончанию зимовки в самом лучшем за последние пять лет состоянии: площадь изреженных и не взошедших посевов не превышает 3-4%, сообщила старший научный сотрудник отдела агрометеопрогнозов Гидрометцентра Лидия Тарасова. «Первые виды на урожай у нас благоприятные», – сказала она. Зимой вымерзание посевов фиксировалась в основном на небольшой территории в Приволжском федеральном округе и Алтайском крае, в большинстве остальных регионах температура была благоприятной для зимовки. Но очень высокий снежный покров в Европейской части России создает риски выпревания. 

На большинстве полей запасы влаги в метровом слое почвы ожидаются оптимальными или выше оптимальных, но наблюдаемый дефицит влаги на Урале может привести к недобору урожая в регионе, заметила Тарасова.

Прогноз ИКАРа по урожаю зерна в 2022 году – 127,5 млн тонн (в том числе пшеницы – 82,5 млн тонн) против 121,3 млн тонн годом ранее, масличных – выше 22 млн тонн против рекордных 23 млн тонн в 2021 году. «Мы видим, что в масличные продолжают активно верить, и в структуре посевных это должно найти отражение», – сказал Рылько. 

В то же время РЗС видит риски снижения урожайности яровой пшеницы как минимум на 10-15% из-за снижения закупок СЗР и семян. «Поступает информацию, что будут делать механическую прополку. Очень серьезный риск, что некрупные хозяйства будут идти по этому пути, – отметила Тюрина. – Это значит, что мы можем получить резкое падение урожайности по яровому севу». Ряд поставщиков семян сегодня отказывается от поставок, даже по контрактам, которые уже заключены. «Есть вероятность того, что многие будут сеять товарное зерно в этом сезоне», – добавила эксперт.

Нельзя исключать и риск снижения посевов, продолжила Тюрина. По поступающей информации от членов союза, аграрии пока не могут получить краткосрочные кредиты, необходимые для проведения посевной – даже несмотря на свежее решение о выделении дополнительных 25 млрд рублей из госфонда на эти цели. 

Крупные предприятия, судя по комментариям в ходе конференции, сокращать посевы не планируют и намерены сохранить их изначально предусмотренную структуру.

content image

Нацелены на замещение  

На рынке СЗР на импорт из западных стран приходится более 40%, по семенам – 80%, отметил Салис Каракотов. В связи этим, по его словам, возможен дефицит по некоторым позициям. Каракотов подчеркнул необходимость безотлагательного перехода на российское производство полного цикла. «Щелково Агрохим» уже идет по этому пути и готова наращивать производство для обеспечения импортозамещения, как по СЗР, включая действующие вещества, так и по семенам, подчеркнул Каракотов. Он также обратил внимание, что «Щелково Агрохим» зификсировала цены на СЗР и не планирует их поднимать в течение года.

Производство сельхозтехники в РФ за первые два месяца этого года выросло на 4%, и это на фоне рекордно высокой базы 2021 года. «В рамках подготовки к весенним полевым работам наши предприятия ритмично работают и выполняют обязательства по отгрузке техники в срок», – подчеркнул заместитель директора Российской ассоциации производителей специализированной техники и оборудования («Росспецмаш») Денис Максимкин. Производители также прорабатывают, какие импортные комплектующие и по каким каналам можно заместить. 

«Но в настоящее время наблюдаем скачок роста цен на металл от 15%, притом, что в декабре уже было повышение на 10%, – сказал Максимкин. – И себестоимость по многим видам техники уже превышает те цены, которые зафиксированы в программе на этот год». По его словам, ассоциация планирует обратиться к правительству с просьбой отменить фиксирование цен в 2022 году на сельхозтехнику, реализуемую в рамках постановления №1432, а также рассмотреть вопрос увеличения объема субсидий на 10 млрд рублей.

Интерес к развитию  

Отдельный разговор зашел о том, будут ли меняться стратегии агрокомпаний с точки зрения территориальной экспансии. Топ-менеджеры отметили, что интерес к увеличению земельного банка остается в числе приоритетов. В ближайшее время такие шаги будут замедлены на фоне подорожавшей за последние годы земли и в связи со снижением свободного денежного потока у компаний.

Сергей Братушев, руководитель агродивизиона «КДВ Агро»:

– При такой ключевой ставке и высокой стоимости денег все мы определенно ограничены в инвестициях. Мы за последние два года выросли вдвое по посевным площадям – до 300 тыс га. Мы готовы сосредоточиться и пока не расти, учитывая непростую ситуацию на рынке. Но если будет возможность – будем смотреть, не будем отказываться заранее (от приобретения земель – прим. ред.).

Алексей Угаров, гендиректор УК «Продимекс Агро»:

– Основное направление во многих крупных компаниях – это оптимизация логистики. Удаленность полей от мест переработки и хранения – ключевое направление по оптимизации земельного банка, это не только приобретение. Это могут быть и обмены, по сути сделки купли-продажи с другими игроками. В этом направлении у нас осталась стратегия на оптимизацию земельного банка.

Павел Царев, гендиректор компании «АгроГард»:

– С 2008 года нам почти не удалось расширить свой земельный банк, но его расширение остается одной из стратегических задач. Будем смотреть, но рынок сложен, и активы не продаются. Мы не берем во внимание 5-10-20 тыс. га. Я не думаю, что крупные компании решат завершить свой бизнес здесь. Единственное расширение – это, возможно, более-менее крупные фермеры будут отказываться – тогда будем покупать.

Александр Кириченко, гендиректор «Агрохолдинга АСТ»:

– В прошлом году мы начали расширение земельного банка, но на ближайшие полгода немного тормознем, потому что на эти инвестиции сейчас требуются немереные деньги. Но если рядом будет (продаваться – прим. ред.) хозяйство полностью упакованное, думаю, такие вещи не залежатся долго.

Евгений Астафуров, исполнительный директор «Русской аграрной группы»:

– Мое мнение: если есть свободная земля – ее надо брать. Но если мы говорим про текущую ситуацию, то даже те компании, у которых была в этом году цель проинвестировать в покупку земли, в этом году нацелены на то, чтобы сохранить свою и нормально войти в посевную. Потому что все поставщики – СЗР, запчастей, удобрений – изменили условия оплаты. Мой прогноз – в этом году это (сделки с земельным банком – прим. ред.) затормозится, но в следующем, учитывая решения правительства о субсидировании затрат на ввод земель в оборот, тренд будет продолжаться.

  • Экономика АПК
  • Зерновые